Питер М. Сенге

Неделимое целое


Когда-то я мечтал стать астронавтом. Я даже начал изучать в колледже астронавтику и аэронавтику. Но потом "попался на крючок" системного мышления, и направление моей карьеры изменилось.

Но я до сих пор пребываю под обаянием космических программ и живо помню свое восхищение первыми снимками Земли, полученными с кораблей "Аполлон". Поэтому легко себе представить, как меня обрадовала возможность познакомиться с астронавтом Расти Швейкартом, который несколько лет назад был участником одной из наших программ развития лидерских качеств.

От него я узнал, что многим астронавтам по возвращении на Землю бывает трудно найти слова для описания того, что они чувствовали, пролетая высоко над родной планетой. Сам Расти промучился пять лет (он участвовал в марте 1969 г. в испытании лунного модуля на корабле "Аполлон-9"), прежде чем нашел нужные слова.

Летом 1974 г. Швейкарта пригласили выступить на собрании общества "планетарной культуры" на Лонг-Айленде. Готовясь к выступлению, он осознал, что не может рассказывать о своем опыте как о чем-то личном. Швейкарт вдруг понял, что он и все другие астронавты представляли собой "расширение органов чувств всего человеческого рода. Да, это не только мои, но и одновременно наши общие глаза и наши общие переживания. Мы первыми поднялись в космос и оттуда посмотрели на Землю, но от лица всего человечества. Поэтому долгом тех немногих, кто пережил это лично, стало поделиться новым опытом с остальными". Он решил просто рассказать людям о своих впечатлениях, но так образно, как если бы каждый слушатель сам побывал на орбите.

"На то, чтобы облететь Землю, нужно полтора часа. Обычно все просыпаются утром. И орбита такова, что обычно ты просыпаешься над Средиземноморьем, над Северной Африкой. Ты завтракаешь и смотришь в иллюминатор, и там внизу ты видишь Средиземное море, Грецию, Рим, Северную Африку, Синай и все это пространство. И стоит однажды все это увидеть, как ты понимаешь, что здесь начиналась культура человечества, что под тобой колыбель цивилизации. И ты начинаешь думать о том, что происходило в этих краях на протяжении тысячелетий.

Потом Северная Африка уплывает, и появляется Индийский океан, а затем выходит и отодвигается назад великий полуостров Индостан. Остается сбоку Цейлон, проплывают внизу Бирма, Юго-Восточная Азия, Филиппины, и открывается чудовищное пространство Тихого океана -- невозможно представить себе, насколько он громаден. Наконец, внизу открывается берег Калифорнии и все эти милые сердцу места -- Лос-Анджелес, и Феникс, и Эл Пасо, а затем и Хьюстон; это уже твой дом, и ты знаешь, что там внизу космический центр. И ты чувствуешь, что они видят тебя, что ты связан с ними.

А потом ты пересекаешь Новый Орлеан, видишь южные штаты и весь полуостров Флорида. Ты облетаешь Землю сотни раз и постоянно восхищаешься ее дружелюбием. И опять полет над Атлантическим океаном, и вновь под тобой Северная Африка...

И ты все время чувствуешь свое единство -- с Хьюстоном, с Лос-Анджелесом, Фениксом и Новым Орлеаном. И однажды ты осознаешь, что чувствуешь свое родство с Северной Африкой. Ты ждешь ее появления. И вот она опять под тобой. Твое чувство принадлежности Земле начинает смещаться. Облетая планету за полтора часа, ты понимаешь, что все это внизу -- твое, родное. И это многое изменяет.

Ты смотришь вниз и даже не представляешь, как много границ и барьеров пересекаешь вновь и вновь, не замечая их. Ты смотришь на Средиземноморье и знаешь, что там сотни людей постоянно убивают друг друга, а ты даже не в силах разглядеть те воображаемые границы, которые они пытаются защитить. Сверху Земля едина, и она так прекрасна. Хочется взять врагов за руки и сказать им: "Взгляните на все это сверху. Только раз взгляните. Что может быть важнее?".

А чуть позже твой друг, один из твоих соседей, с которым тебе приходилось сиживать рядом за столом, улетает на Луну. И теперь он смотрит назад и замечает, что Земля -- это не что-то громадное, где можно видеть множество прекрасных подробностей, а нечто совсем небольшое. И тут тебя поражает резкий контраст между смешением ярко-голубого и белого, как на рождественской елке (это наша Земля), и черным небом бескрайнего Космоса.

Поразителен контраст между малым размером Земли и ее важностью для всех нас. Она столь мала и уязвима, эта крошечная точка в бескрайнем Космосе, что ее можно закрыть пальцем. Но эта маленькая бело-голубая планета и есть все, что для тебя драгоценно. На ней вся история и музыка, искусство и поэзия, войны и смерть, рождения и любовь. Там -- слезы, радость, игры, там все, ради чего ты живешь...

И ты начинаешь понимать, что эта перспектива... полностью изменила тебя, что ты стал иным. Все отношения стали иными. Выдаются свободные минуты, когда выходит из строя наблюдающая аппаратура, и тут приходят воспоминания о прошлом, когда ты еще не летал над Землей. Появляется возможность подумать обо всем. И ты вспоминаешь, как тебя впервые изумляла панорама Земли перед глазами. Теперь ты не зритель, любующийся из окошка дивными видами внизу. Теперь ты переплываешь пространство, как золотая рыбка -- море, и никаких границ не существует. Нет границ, нет пределов, и нет препятствий".

Плавая над землей, Расти Швейкарт открыл для себя первые принципы системного мышления. Но сделал он это так, как мало кому удается, -- не на интеллектуальном или сознательном уровне, а на уровне прямого переживания. Земля, как и каждый из нас, -- это неделимое целое. Природа (а мы лишь часть ее), не состоит из отдельных частей. Это целое, составленное из других целостей. Все границы, включая государственные, произвольны. Мы изобретаем их и потом не чаем, как выбраться из этой ловушки.

Но история на этом не окончилась. Астронавт испытывал все новые прозрения, и его взгляды менялись. Он оставил свой пост в Энергетическом управлении Калифорнии и начал активно участвовать в совместных проектах с советскими космонавтами. Он знакомился с опытом других посланцев Земли. Поле его деятельности постепенно изменялось и расширялось в соответствии с этим новым духовным опытом.

Особенное впечатление на него произвела гипотеза о "Гее", в соответствии с которой биосфера, т.е. вся земная жизнь, сама по себе является единым живым организмом. Эта идея, хорошо известная многим традиционным культурам, в частности американским индейцам, "затронула во мне какую-то глубокую струну", рассказывал Расти: "Впервые я получил возможность с позиций ученого говорить о моем опыте пребывания в Космосе, для чего раньше я просто не мог подыскать слов. Я не сумел бы описать чувства и ощущения, возникшие у меня при виде Земли из Космоса. Я чувствовал, что она вся живая, вся, со всем, что на ней и в ней".

Уже к концу наших занятий кто-то неожиданно задал ему вопрос:

"Расти, расскажи, на что это было похоже?". Он глубоко задумался. А потом сказал только одну фразу: "Это как видеть ребенка, который вот-вот должен родиться".

Возникает что-то новое. И оно связано со всем существующим, оно связано с целым.

Источник: Сенге П. "Пятая дисциплина: искусство и практика самообучающейся организации" - М.:ЗАО "Олимп-Бизнес", 1999.


На основную страницу
Rambler's Top100