Steven "Wiley" Werber

 

Eric "Chung" Ellis

Советы по импровизации

Осмельтесь быть смелыми!

Чтобы просто выйти на сцену, нужно довольно много смелости, потому что хотя и не смертельно провалиться, все-таки этого не хочется. Здесь есть определенная степень риска. Иногда нервничающие игроки стараются свети этот риск до минимума, делая "безопасный" выбор. Взгляните на такой пример:

Денис: "Мария, мне кажется, нужна помощь... Я, судя по всему, волк-оборотень..."

Мария: "Да, ты действительно оборотень, а мой дядя был вампиром. Что же тут поделаешь".

Как вы видите, во фразе Дениса было заложено много возможностей и направлений. Но в ответе Марии используется только небольшая часть, потому что она восприняла то, что должно быть ужасающим, или по крайней мере удивительным, как нечто совершенно приземленное. Зрителей отдаленно интересуют только такие вопросы, как: "Почему они монстры?" и "Почему им все равно?". Потребуется много работы, чтобы поддерживать интерес зрителей к этой сцене, потому что Мария свела до минимума тот факт, что Денис вампир.

Давайте сделаем еще одну попытку, но извлечем максимум из фразы о волке-оборотне.

Денис: "Мария, мне кажется, нужна помощь... Я, судя по всему, волк-оборотень..."

Мария: "О боже! Вот почему, когда я пришла на работу, весь факс-аппарат был в крови, и Борис из бухгалтерии пропал после того, как вы вдвоем задержались на работе, чтобы доделать отчет!"

Очевидно, это только один из вариантов, при котором Мария реагирует с нервным страхом. Ужас, злость и паника прекрасно подходят как реакции на тревожные новости, потому что они усиливают воздействие до максимума. Зрители захотят узнать, что произошло. Убил ли Денис Бориса из бухгалтерии? Убьет ли он Марию? Может ли она помочь ему? Уволят ли их из фирмы "ОБОРОТ"? Здесь есть много вопросов, требующих ответа, и это удерживает внимание зрителей.

Но что если игроки не знают ответа на эти вопросы? Ну, им и не обязательно их знать. Ведь это импровизация. Вам нужно верить, что вы с вашим партнером обнаружите ответ вместе, на сцене. В этом риск импровизации. Конечно, есть шанс, что вы провалитесь, и именно поэтому люди на сцене часто сводят риск до минимума. Но даже если вы не сможете ответить на все эти вопросы, по крайней мере ваша сцена будет интересной. Если вы сведете риск до минимума, будет меньше поводов для беспокойства, но больше вероятности, что зрителям будет все равно.

Когда что-то может произойти на сцене, обеспечьте, чтобы оно оказало воздействие на зрителей. Каждый, кто в детстве играл в "Войнушки", "Ковбоев и индейцев", или любые другие политически некорректные игры с перестрелками, скажет вам, как было скучно делать вид, что стреляешь в друзей, когда они говорят в один голос: "Не попал!" Хоть бы раз какой-то дружок схватился за сердце, съежился в комок, и прошептал: "Жаль, что я не сказал... Сюзи в Сан-Франциско... что я люблю ее", медленно ползя через ваш газон к врачу? Елки-палки, он должен был так сделать.

Еще одна распространенная форма сведения риска до минимума - присоединение к идее партнера. Я повторю первый пример с незначительными изменениями.

Денис: "Мария, мне кажется, нужна помощь... Я, судя по всему, волк-оборотень..."

Мария: "Да, ты оборотень, и я тоже. Давай кого-то убьем".

Вы заметили, что Мария продолжает говорить своему партнеру "да, и", но теперь она тоже волк-оборотень. Ну и что из того, давай кого-то убьем. О, я надеюсь, что они хоть будут издавать какие-то звуки. Возможность конфликта теперь исходит почти исключительно от их окружения, потому что она присоединилась к его выбору стать волком-оборотнем. Другими словами, Денис решился на крайность, и Мария последовала за ним. Оба действующих лица равны, ни у одного из них нет преимущества перед другим, что опять-таки сводит сцену до минимума.

Лучшим выбором для Марии было бы оказаться человеком, беспомощным перед Денисом в том случае, если тот обернется волком. Тогда есть отчетливая разница в статусе, что ведет к взаимодействию действующих лиц и даже к конфликту (Ах!). Если Мария хочет быть волком-оборотнем, то она в конце концов вполне может оказаться Повелительницей Волков, и сказать Денису, что он волк-оборотень, и притом неважный. Здесь опять же есть разница в статусе, которая развивает сцену.

В импровизации не так уж сложно делать непростой выбор. Он непростой только потому, что пугает, полон совершенно неизвестных вопросов, с потенциалом героических действий. Подумайте о том, что бы вы хотели видеть в фильме. Смотрели бы вы кино, в котором главный герой был бы лучшим в мире футболистом, и легко выигрывал матчи? Как бы не так! Риск того, что произойдет что-то плохое, был сведен до минимума. Вы предпочтете посмотреть фильм "Руди" с сопляком, у которого ноги не стоят играть в футбол, но он замечательно играет и приводит команду к победе. Вот что такое максимальное воздействие, при котором сюжет вас захватывает. Что бы вы предпочли делать на сцене?

Так что когда вы в следующий раз окажетесь на сцене, и вы можете сделать выбор, пусть он будет большим! Пусть он будет смелым! Не только ваш партнер будет лучше выглядеть на сцене, но и вы сами тоже.

 

(c) 2000 Friday Nite Improvs

(c) 2000 Дмитрий Ивахненко, русский перевод


| В начало страницы | | На основную страницу |